June 8th, 2017

шляпа

Поесть мороженого

Вчера, в очередной раз прогуливаясь со своим Бабульком, зашел разговор о Питере. Сколько я там, выросла ли, родилась ли, легко ли тебе, светло ли тебе и не скучно ли в этом тепле (с))

Ей было интересно узнать, а мне рассказать. Потому как, объездив за всю свою интереснейшую жизнь пол мира, она так и не побывала в Питере.
"Очень хотела"- тихо сказала она и ненадолго застыла, глядя на слегка покачивающиеся вдалеке детские качели.

-Ведь это же твое первое лето в Израиле?- отсчитав в голове полгода, спросила она
-Да. Первое

Ведь все мои предыдущие лета всегда так или иначе были связаны с Питером.
А сейчас вот и правда, первое не питерское)

С его +3 или +15, дворами по плечи, лимонными фонарями и, как удар под дых, всегда не вовремя  разводящимися мостами. С зонтиками или задранными воротниками, с Маркизовой Лужей, лижущей тебе стопы, и вечно мающейся от сплина балтийской волной.
С дешевым шампанским на чьем-то подоконнике и песнями давно и безвозвратно проигравшего в битве с дешевым вином мачо. С сезонными тазиками вместо душа и объявлениями в парадной (этот факт вызвал у нее особый приступ смеха), с концертами Захара Мая на Лиговке и Билли на Ленина, с Невой на безымянном, с Фонтанкой вместо  шляпы, разрядившимися телефонами и взглядами, острее иглы Адмиралтейства, с белыми ночами в зассанном тамбуре душной электрички и еле уловимым ароматом снобизма в ней же)

Она задавала вопросы, а я отвечала. И никогда с таким упоением не рассказывала о городе.

- Я бы очень хотела посетить город, который ты так любишь, Рита.

Я бы тоже.
Я бы тоже.


Мы медленно дошли с ней до дома, ища по дороге нужные мне слова в словаре и кратким курсом грамматики на редких остановках. До окончания моей работы оставалось еще минут 15.

- У нас еще есть время, чтобы..
- ..Поесть мороженого-

закончила она и достала из холодильника большую коробку ванильного.